Решаем вместе
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!

Именитые люди района


Мурат Безрукович Беджанов

 

Патриот своей республики.

В нашей республике, как и на Северном Кавказе в целом, Мурат Беджанов снискал славу миротворца и подлинного интернационалиста в самом высоком значении этого слова. Историк и публицист, он находился в эпицентре событий,  становления Адыгеи как полноправного субъекта РФ. Мурат Безрукович Беджанов был известен в Адыгее, на Кавказе и в России как политический, государственный и общественный деятель, дипломат-миротворец, ученый…

Народную дипломатию изучал на реальных фактах, происходивших с людьми огромной страны, и стал профессиональным дипломатом. Он не мыслил свою жизнь вне истории, которую составляет нескончаемая цепь человеческих взаимоотношений в обществе. Мурат Беджанов работал в науке и писал актуальные статьи о проблемах и явлениях в исторических процессах современности постоянно. Он автор более пятидесяти публицистических книг и научных монографий. Для этой работы черпал силы в общественной деятельности. Он был депутатом Адыгейского областного и Майкопского городского советов народных депутатов, Государственного Совета — Хасэ РА. «Каждый  человек  - кузнец своего счастья». Правдивость этих слов доказал своим упорным трудом, стремлением к знаниям и науке  Мурат Безрукович Беджанов.  

Он был патриотом своей республики и своего государства.

Мурат Безрукович  Беджанов  родился в ауле Пшизов,  Шовгеновского района Адыгейской автономной области в сентябре 1930 года, всего через восемь лет после образования национальной автономии.  Отсюда он шагнул в большую жизнь.  Он наш  земляк.  Оставшись без отца, с  13 лет в годы Великой Отечественной войны уже работал в местном колхозе «Смена», наравне с другими колхозниками исполняя завет: «Все для фронта! Все для победы!» Он хотел учиться, и Великая Победа принесла большие надежды — возможность получить профессиональное образование.

Когда семья начала сносно жить, закончил семилетку,                        гуманитарий по складу характера, он окончил Адыгейское педучилище. После второго курса призвали в армию, пять лет служил  старшиной роты. Отслужив в Вооруженных силах СССР, работал на различных должностях государственной власти. Работал редактором облито, литературным  сотрудником редакции областной национальной газеты.  В газете «Социалистическэ Адыгей» к молодому сотруднику, наверное, впервые пришло осознание: общение с самым широким кругом людей, их профессии, быт и стремления, изложенные печатным словом на страницах газет, и есть реальная, происходящая здесь и сейчас история Адыгеи. И он поступил в Адыгейский государственный педагогический институт (сегодня АГУ) на факультет адыгейского языка и литературы, чтобы самосовершенствоваться, совмещая работу с учебой.

Так для творческой, исследовательской натуры Мурата Беджанова начался новый этап в жизни. Пединститут он окончил в 1964 году — это было время культурного и позитивного подъема в общественной жизни страны. Мир был полон исторических свершений и событий. Об Адыгее в стране узнали по достижениям в полеводстве, которые, побывав здесь с визитом, лично оценил первый секретарь ЦК КПСС и председатель Совета Министров СССР Никита Хрущев. Мурат Беджанов прошел успешную и плодотворную школу хозяйственно-управленческой работы. И снова учеба. Оценка происходящих изменений ставила будущего ученого перед фактом — нужно учиться дальше, и он поступил в Высшую партшколу при ЦК КПСС в Москве.

Гражданственность и долг

После окончания Высшей партийной школы Мурат Беджанов, как было принято в те годы, был приглашен в Адыгейский обком КПСС на должность инструктора в г. Майкопе. Для молодого еще человека с высшим общественно-политическим и управленческим образованием это ступень, с которой начинается серьезная карьера.  С ноября 1971 года он получил высокое назначение — должность генерального директора издательско-полиграфического объединения «Адыгея», которое,  по   сути,  было лишь небольшой провинциальной типографией и требовало значительной перестройки и технического перевооружения. С присущей ему энергией  взялся за дело.   Ему удалось создать издательско-полиграфический комплекс достойного уровня. Интенсивно велась работа  по расширению производственных площадей, модернизации оборудования, по вводу новых мощностей. Из мелкого провинциального предприятия типография превратилась в современное редакционно - издательское полиграфическое объединение «Адыгея», стабильно выполняющее производственное задания. Одновременно развернулось строительство жилья для тружеников коллектива. Коренное обновление производства позволило перейти  на офсетную печать. Стали печатать не только  все издаваемые в Адыгее газеты, но и близлежащих районов Краснодарского края. Более 20 лет – с 1971 по 1990 годы он был начальником  Адыгейского областного агентства  «Союзпечать». За короткий срок Мурат Безрукович вывел его в передовые. «Союзпечать»  справила новоселье  в новом трехэтажном здании.

Напряженная работа и депутатские полномочия стали основой нового движения — он обратился к истории. Его увлекали исторические процессы и переосмысление традиционных, общепризнанных взглядов на развитие общества. Он стал собирать материал, работать над кандидатской диссертацией, которую в 1979 году успешно защитил, став кандидатом исторических наук. Стремление Беджанова к исследовательской деятельности неразрывно связано с временем: в общественной жизни страны уже назревали глобальные перемены.

    С началом 1990-х годов жизнь в стране круто изменилась. Национальные республики и автономии получили право на самообразование. Начался новый, весьма нелегкий исторический период. Как научного деятеля Мурата Беджанова интересуют проблемы межнациональных взаимоотношений в России. А в последние года  совмещал эту работу с должностью председателя комитета по печати и средствам массовой информации Адыгейского облисполкома. Наиболее ярким, насыщенным и результативным был  период работы Беджанова с 1993 по 1998 годы представителем МИД РФ в г. Майкопе. Он завершил его с дипломатическим рангом советник 1 класса. Его деятельность охватывала весь Северный Кавказ. Сначала он являлся представителем Правительства РФ и Президента РА в российской части трехсторонней объединенной комиссии по урегулированию грузино-абхазского конфликта. Затем он выполнял миротворческую работу посредника и наблюдателя по урегулированию конфликта между Северной Осетией и Ингушетией. Мурат Беджанов многое сделал на дипломатическом поприще, занимался проблемами адыгской диаспоры за рубежом. После пребывания советником в посольстве РФ в Турции Мурат Беджанов написал книгу «Турция далекая и близкая. Взгляды дипломата».  Он был командирован в Турцию в качестве советника посла РФ. Мурат Беджанов принимал активное участие в перестроечных делах в Республике Адыгея.           Раньше он неоднократно избирался депутатом Майкопского городского и Адыгейского областного советов народных депутатов. А с 1992 по 1995 годы был депутатом первого Верховного Совета Республики Адыгея I созыва, являлся членом конституционной комиссии и комиссии по формированию первого правительства Республики Адыгея. Многие годы он являлся советником Президента РА. С 1 марта 2001 года работал главным научным сотрудником отдела истории АРИГИ им. Т.М. Керашева, являлся членом ученого совета. Большие успехи достигнуты Муратом Беджановым в научной деятельности. Всего им издано 44 книги общим объемом свыше 270 печатных листов,12 брошюр и более 100 статей  и публикаций по национальным отношениям народов и по разным злободневным вопросам,  монографические исследования, научно-популярные работы, публицистика.

Многие из них основаны на личном опыте ученого. Круг научных интересов учёного охватывал проблемы национальной политики, межнациональных отношений, перспективы развития российской государственности, укрепления федерализма. На современном этапе эти вопросы приобретают особую актуальность.

     В это время, в 1990-1991 годы, он написал крупные монографии, характеризующие состояние и перспективы национальных отношений в РФ: «Развитие национальных отношений на современном этапе: опыт, уроки, проблемы», «Суверенитет, демократические движения, многопартийность и возрождение казачества». В основе его докторской диссертации были исследования отношений между народами Северного Кавказа.

Творческое наследие

    Доктор исторических наук Мурат Беджанов в 1990-е годы стал не только исследователем возрождения национального самосознания народов юга России, но и народным дипломатом. В эти годы Мурат Беджанов написал крупные исследовательские книги: «Общественный кризис и проблемы национального возрождения», «Проблемы национальных отношений на Северном Кавказе и пути их решения», «Генерал Султан-Гирей Клыч» (2002г.)  «Развитие национальных отношений на современном этапе» (1990 г.), «Турция далекая и близкая. Взгляды дипломата» (1997 г.), «Патриотизму альтернативы нет» (2004 г.).    В 2002 году издана монография «Россия и Северный Кавказ: межнациональные отношения на пороге XXI века», которая посвящена осмыслению исторических судеб народов Северного Кавказа, проблемам взаимоотношения культур и межнациональных связей.

— Мурат Беджанов — воплощение горячей сыновней любви к своей стране, к своему народу. Подлинный интернационалист, и в этом отношении он замечательный пример для молодого поколения. Мурата отличали высокая порядочность, честность, стремление быть нужным согражданам, — написал о Беджанове его коллега, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент Международной академии наук высшей школы Игорь Куценко.

За годы своей творческой и научной деятельности Мурат Беджанов заслужил множество государственных наград. Научные труды Мурата Безруковича Беджанова традиционно направлены на достижение мира, согласия, сотрудничества, добрососедства, взаимопомощи, то есть на обеспечение благополучия и счастья людей. Они воспитывают их укреплять дружбу и быть патриотами своей Родины. Его  монография «Северный Кавказ в мировой геополитике» (Майкоп, 2011) была издана и стал обладателем государственной премии Республики Адыгея  в области науки. В написании и изложении темы использованы современные методы исследования по созданию исторических трудов. Значение данного труда для народов нашей страны неоценимо. Проблемы, решаемые в данной монографии, не мимолетные и не сиюминутные. Их актуальность повышается особенно остро в наше время, когда «конфликты на национальной почве оказались началом широкого спектра социальных конфликтов…». Обращение к традициям прошлого, к мудрости и незыблемости существовавших веками этических и социальных ориентиров отчетливо прослеживается практически во всех произведениях рецензируемого издания. Объединенные духовной, культурной и исторической общностью, размышления М. Б. Беджанова справедливо не выходят за рамки  существующего национально-этнического опыта. И к возникающим в обществе проблемам, актуальным вопросам социума у автора в его работе  прослеживается один подход. Разрешение многих проблем, в настоящее время тревожащих общество, автору видится также в сохранении традиций прошлого, в неизменном следовании накопленному тысячелетиями народному опыту (на котором основаны многие описываемые им народные обычаи), в возрождении высоких общечеловеческих ценностей морали и нравственности, что и провозглашают приводимые здесь документы и факты.

    В 2007 и 2008 гг. в посланиях тогдашнего Президента РФ Федеральному Собранию Российской Федерации было подчеркнуто: «Духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности – это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность…», акцент был сделан на сохранение национального богатства общества. Духовная ценность определяет то, что наиболее значимо для человека, что ему особенно важно и дорого, на что он ориентируется в своей практической деятельности. В законах и других законодательных актах, по всей видимости, очень сложно прописать основополагающие общенациональные ценности. Право по своим свойствам – такой социальный феномен, который вызван потребностью внести в социальную жизнь нормативные начала, организованность и порядок, основанные на началах социальной свободы, активности и ответственности. По мнению ряда исследователей (которое мы разделяем), различие права и моральных (духовных) ценностей проявляется в том, что нормы права устанавливаются государством, а моральные ценности формируются в сознании людей; нормы права регулируют те отношения, которые нуждаются в правовом регулировании, ценности регулируют поведение, которому можно дать моральную оценку; нормы права закреплены в специальных государственных актах, моральные ценности живут в сознании людей; право обеспечивается принудительной силой государства, ценность опирается на силу общественного мнения. 

 

     Причем описываемые М Б. Беджановым ценности, в отличие от норм права, могут быть предложены или навязаны обществу не в законодательных актах, а в процессе информационно-психологического воздействия на граждан со стороны власти. Поэтому выступления политических лидеров, различные доктринальные документы, возможно, могут и быть теми формами, в которых национальные ценности формулируются и затем транслируются в общественное массовое сознание. В своем программном заявлении «Россия, вперед!» глава государства подчеркнул их ценность. Поэтому высшая российская власть, с одной стороны, готова предлагать такие ценности социуму, которые бы позволили более эффективно управлять как различными общественными процессами внутри него, так и социумом в целом. С другой стороны, высшая российская власть намерена искоренять ценности, которые мешают воздействию на общество. Но слишком могуча и неизбывна вера того, кто сам является представителем горского менталитета, в силу мудрости народной, т.е. хабзэ, что не однажды проявляется в мыслях автора. 

     Межэтнические проблемы – тот осилок, на котором проверяется прочность любого многонационального государства. После распада СССР постсоветское пространство явилось ареной многочисленных межэтнических конфликтов, сопровождающихся вытеснением некоренного населения из бывших республик некогда единой и могучей державы. Северный Кавказ давно балансирует на грани межэтнического взрыва. За последние века на этих землях оказалось несколько миллионов человек – не только русские, но и представители других этносов, которые не ограничиваются  борьбой за жизнь только в экономической сфере. А значит, создаются не только предпосылки для воцарения хаоса в южных регионах России, в том числе и на Кубани, но и возникает реальная угроза национальной безопасности и территориальной целостности государства. Качественные характеристики пребывающего населения свидетельствуют о том, что для нормально развивающейся экономики такой миграционный поток означал существенное укрепление трудового потенциала. На протяжении всего изложения автор, хотя и раскрывает многочисленные исторические и культурные этно- подробности адыгов (черкесов), тем не менее не позволяет себе унизительных и негативных выпадов в адрес других этнических групп. Соответственно психологически обоснованной можно считать экспрессию, происходящую по мере развития текста, эмоциональность – вполне закономерную для каждого представителя данной субкультуры, искренне переживающего за судьбу своего народа, действительно разделенного историей по многочисленным территориям. Здесь следует отметить, что отчетливо проступающая по мере изложения эмоциональность вполне корректна и тактична. Говорящий порой, возможно, несколько превозносит собственный этнос, однако не нарушает этим ничьих прав, не оскорбляет представителей других этносов, а лишь подчеркивает свою любовь к Родине – черту характера, являющуюся обязательным компонентом культивируемого у нас в стране патриотизма.

     На стыке двух годов – 2016 и 2017 – им выпущены избранные труды, озаглавленные «Это мое Отечество», которые содержат более 700 страниц (тираж составляет 300 экземпляров). Как отмечается  в аннотаций, данное издание посвящено внутренним и внешним проблемам нашего Отечества, в котором сосредоточены наиболее злободневные  вопросы современной истории России, опубликованные ранее автором в своих более пятидесяти изданиях  в виде отдельных монографических исследований. Читатель может найти обнаженные лица наших врагов, автор разоблачает американскую и западную пропаганду против нашей страны.

      В предисловии автор признается, как историк, дипломат и непосредственный очевидец и участник происходящих событий: он излагает в своих трудах не просто услышанное, а увиденное и достоверное. Труды написаны доступным читателю языком. 19 статей посвящены,  проблемам Северного Кавказа в мировой геополитике. С немалым интересом читаются 61 – 65 страницы, озаглавленными словами известного дагестанского поэта Расула Гамзатова «Мое сердце окаменело от горя» или  236 – 240 страницы под названием «Встреча двух президентов»  - Ахсарбека Галазова (Северная Осетия) и Руслана Аушева (Ингушетия).

      Второй раздел данного издания содержит статьи из книги «Россия и Северный Кавказ»:  межнациональные отношения на пороге XXI века. Здесь 6 публикаций. Немалый интерес представляет история Северного Кавказа, как неотъемлемой части России. Здесь проживает 11,8 % населения страны и этот регион составляет 2,1 % территории Российской Федерации. Статья, занимающая почти 12 страниц, так и называется – «Северный Кавказ».

Следующие три  раздела  посвящена актуальным темам, которые автор назвал: «Общественный кризис и проблемы национального возрождения», «Россия – это мы», «Правда истории: знать, чтобы победить».

В одном из статей автор напоминает читателям:»нам, нашему государству надо быть сильными, чтобы выстоять в информационной воине, развернутой Западом вот главе  с США. Для этого мы имеем все необходимое» (стр.619)

6 – я глава издания посвящены родному аулу Пшизов и его жителям. Здесь восемь тем. Читатели прочтут на стр. 654 такие строки: «Для меня дороже Пшизова во всем мире нет. Я родился в выбеленной маленькой хате, построенной моим отцом в центре аула. В хатенке под камышовой крышей я сделал  первые шаги, перешагнул порог  и пошел навстречу своим аульчанам. Я их узнал, полюбил, они меня приветили, воспитали и обучили грамоте. Они меня вывели на большую дорогу, их умы, их думы и светлые надежды возвысили меня. От них я набрался ума, они научили меня любить жизнь и людей…»

Издание завершается статьями  на адыгейском языке из книги «Хэта динымрэ адыгэ хабзэмрэ къэзыухъумэщтыр?»

 

     Мурат Безрукович смог громко заявить о себе не только в научных исследованиях и публицистике, но и на ответственных должностях и руководящих постах. И везде, где ему довелось работать, Мурат Безрукович реализует свои жизненные принципы, проявляя неизменно взвешенный подход к делу, дальновидность, готовность к диалогу, гибкость ума и широту кругозора. Его поступки, научное и творческое наследие являются частью общего достояния.  Очень велик вклад Мурата Беджанова в изучение актуальных тем, связанных с межконфессиональными отношениями, историческим наследием народов Кавказа. 

Важным событием в жизни юбиляра стало присуждение ему Государственной премии в области науки в 2013 г. за книгу «Кавказ в мировой геополитике».  Он ушел из жизни в 2019 году в возрасте 89 лет.  В его честь в родном ауле Пшизов Шовгеновского района названа улица.

Литература

 

  1. Беджанов М. Б.  Россия и Северный Кавказ / Беджанов М.Б. //  Россия и Северный Кавказ:  межнациональные отношения на пороге XXI  века. – Майкоп, 2002. – С. 125.
  2. Беджанов М. Б. Этнополитическая ситуация на Северном Кавказе / Беджанов М. Б. //  Россия – это мы. -  Майкоп, 2014. – С.106.
  3. Беджанов М. Б. Турция далекая и близкая. – Майкоп, 1997.
  4. Беджанов М. Б. Проблемы национальных отношений на Северном Кавказе и на пути их решения. – Майкоп, 1997.
  5. Гордость и слава Адыгеи.  Беджанов Мурат Безрукович / Гордость и слава Адыгеи. – Майкоп, 2001. – С.105.
  6.  Газета «Заря» от  24.01.2017: Это мое отечество.
  7. Хуако Ф.Н.  Научные труды Мурата Беджанова  / Геополитические акценты сегодня // Вестник МГОУ. – 2013. – № 3-4. – С. 98-99

ДАУД АЛИЕВИЧ АШХАМАФ

Дауд Алиевич Ашхамаф (1897 -1946 гг.)  – просветитель  адыгского народа первой половины ХХ века и борца с неграмотностью, первый адыгейский  талантливый  ученый  – лингвист, один из инициаторов и основоположник адыгейского языкознания,  заложил основы современной адыгейской письменности, диалектологии адыгских народов, теоретических и практических основ адыгейского языка: учебно – методической литературы, первых словарей. Орфографических и пунктуационных правил;  он – автор семи крупных и значительных научных работ, и восьми статей , опубликованных в периодической печати,  множества учебников для разных классов общеобразовательной начальной и средней школ. Одаренный  культурный  деятель, выдающийся педагог, положивший  на алтарь просвещения народа свою жизнь.

Он из семьи относительно обеспеченных адыгов, он успел выучиться грамоте в аульской школе, проучиться и в медресе г.Уфы, как центра мусульманства, вместе с Темботом Керашевым. Затем вихри революции вернули их на Кавказ, где они включились вместе с целой плеядой образованных по тому времени адыгов в просветительскую деятельность (участвуя в ходе «Долой безграмотность!»), выдвинутую Советской властью на первый план в борьбе на новую жизнь.

В 1925-1929гг. Дауд  Алиевич являлся аспирантом Московского научно – исследовательского института по изучению этнических национальных культур Востока. После окончания аспирантуры  с 1929 года стал работать  Ученым секретарем  в только что созданном институте  АРИГИ. С тез пор деятельность ученого была продолжена на различных должностях в Адыгейском НИИ культурного строительства и всецело отдается изучению родного языка.  Также  работал в  Краснодарском педагогическом и Майкопском учительском институтах. За заслуги в изучении адыгейского языка, создании письменности, учебников и пособий в 1933 году ему было присвоено звание доцента на кафедре адыгейского языка и литературы. К 100 – летию со дня рождения Д. А. Ашхамафа в Майкопе изданы его « Избранные труды» 1997 г.)

 С самых первых дней зарождения научного изучения   адыгейского языка или же  становления адыгского языкознания Д. А. Ашхамаф  был у руля культурного строительства Адыгеи. Не будет преувеличением сказать  о том, что он, по существу, является основоположником  адыгейского языкознания.  Надо отметить и то, что направляющим в этом, поистине революционном, деле являлся его учитель, коллега и друг Н. Ф. Яковлев.

Труды Д.А. Ашхамафа сыграли большую роль в ликвидации неграмотности среди адыгского населения. Первая педагогическая работа «Лъагъу» («Тропа», 1926г.) – дополнительное учебное пособие к букварю – была написана на арабской графике. стороны адыгейского латинизированного алфавита, составленного Н. Ф. Яковлевым.   Вместе с профессором Н.Ф.Яковлевым ученым созданы новый алфавит и орфография на русской графической основе, которые функционируют и по сей день.  А также написаны две работы – «Краткая грамматика адыгского (кяхского) языка для школы и самообразования» (1930г.)  которая положила начало последовательному научному изучению адыгейского языка. Эта же работа под названием «Адыгабзэм  ибзэхабз (играмматик)»  была опубликована в Краснодаре в 1931 г.  на адыгейском языке. В книге освещаются отдельные вопросы адыгейской фонетики, морфологии и синтаксиса, дается описание специфических явлений языка.

В статьях  по истории алфавитов  Д. Ашхамафа «Из истории черкесских алфавитов и изучения черкесского языка»(1929г.);  «История черкесских алфавитов» (1929 г.)  посвящены одному и тому же вопросу – истории создания алфавитов для черкесских (адыгских) языков  и своего видения решения данного вопроса.  В первой статье Д. Ашхамаф знакомит читателей с историей создания алфавитов  для черкесов  (адыгов), а во второй – «История черкесских алфавитов»  в которой автор подробно анализирует сложный путь, пройденный адыгейским алфавитом, рассматривает систему адыгейских согласных звуков, отмечает положительные и негативные стороны адыгейского латинизированного алфавита, составленного Н. Ф. Яковлевым.  Ставит проблему о создании и «для всех адыге общего единого алфавита». К  этому добавляет уже конкретное, практическое решение создания алфавита для широкого пользования в учебных заведениях, для правильного составления алфавита, рассчитанного для установления единого литературного языка для нижечеркасского языка (или кяхского, адыгейского языка). Необходимость создания общей единой графики  для всех черкесов, по его мнению, вызвана изучением языковой культуры, созданием национальной литературы, с вопросами создания терминологии, собирания памятников устного народного творчества и другими вопросами, являющимися для всех черкесских народов  общими.

Д. А. Ашхамаф  с сожалением отмечает: «Несмотря на то, что черкесы имели связь  с цивилизованными народами, имеющими свою письменность, все же никаких следов письменности у них не сохранилось».  Однако были попытки создания  письменности, которые кончались неудачей.  В истории изучения адыгейского языка известны отдельные записи слов и выражений на черкесских языках. путем «транскрибирования черкесских слов», т.е. передачи звуков слова своеобразными знаками, известными авторами.  Такими авторами записей черкесских слов Д. Ашхамаф упоминает Гюльденштедта (конец XVIII в.), Клапрота, Белля, Эркерта (начало XIX  в.). Затем появляются работы  по черкесскому языку Люлье (1846 г.).              

Разрабатывая орфографию и алфавит,   Д. Ашхамаф параллельно проводил большую работу по совершенствованию учебников. Он издал ряд учебников по адыгейскому языку для начальных и средних школ.

Научная работа  Д. Ашхамафа не отставала от  его педагогических трудов. В 1930 г. вышла в свет его работа «Краткий обзор адыгейских диалектов». В ней он подробно описывает  звуковые соответствия и различия  между бжедугским и темиргоевским диалектами, отмечает особенности абадзехского диалекта, отличающего его от бжедугского и темиргоевского диалектов.  Он отмечает , что абадзехский диалект в пределах  нашей страны сохранился у жителей аула Хакуринохабль. Однако этот диалект видоизменился под влиянием  темиргоевского диалекта. Д. Ашхамаф выделяет три говора из шапсугского диалекта – шапсугский, хакучинский, темиргоевско- шапсугский, показывает регион их распространения, приводит звуковые различия между  хакучинским и шапсугским говорами и в целом бжедуго – темиргоевскими  диалектами.    

 Очень важным для Ашхамафа являлся вопрос об упорядочении терминов и терминологии в адыгейском языке. Это получило отражение в «Адыгейском орфографическом словаре», увидевшем свет в 1940 г.   словарь снабжен орфографическими правилами  и охватывает около четырех тысяч слов. Кроме исконных адыгейских, в нем представлены заимствованные  - интернациональные и русские слова.

Итогом всего достигнутого в области адыгейского языка явился  большой научный труд Д. Ашхамафа и Н. Яковлева «Грамматика адыгейского литературного  языка»  в котором  впервые рассматриваются многие вопросы фонетики, морфологии, лексики и синтаксиса адыгейского языка.

Нужно отметить, что работы Д. А. Ашхамафа до сих пор не переиздавались – ни при жизни, ни после его смерти, а теперь, собранные под одной обложкой, их может приобрести каждый желающий. За эту возможность, думаю, почитатели Д. А .Ашхамафа должны быть благодарны составителям книги.

Анализируя высказывания  Д. А. Ашхамафа  по различным разделам адыгейского языка, качественному и количественному составу адыгейских диалектов, определению диалектной базы литературного языка и путей его развития, по переводу адыгейской письменности с латинской на русскую графику, по выработке принципов построения адыгейской орфографии и т.д., составители делают доступными широкому читателю научные и практические рекомендации ученого по названным и другим проблемам. Таким образом, К.Х. Меретуков и А.А. Шаов проделали большую работу по популяризации научного наследия Д.А. Ашхамафа.

Но, к сожалению, не все в книге вызывает удовлетворение. Если сличить материалы книги с подлинниками, то можно обнаружить немало такого, что ставит в тупик. Так, не всегда можно найти у Н.Ф. Яковлева и Д.А. Ашхамафа то, что им приписывают составители. Невозможно также понять, чем руководствовались они при  воспроизведении ашхамафовских текстов.

Во многих работах пропущены слова, предложения, абзацы и даже страницы. Все эти манипуляции проделаны с текстами, без каких – либо объяснений! Но «Избранные работы» Д.А. Ашхамафа – не адаптированное пособие для школы, а научное издание, к которому предъявляется определенные требования. Тем более, что в предисловии составители обещали, что «представленные в нем работы опубликуются без изменений.

В истории черкесских алфавитов» пропуски имеются в трех местах. В одном из них выпали названия двух словарей с выходными данными. В Кратком обзоре адыгейских диалектов» опущен начальный абзац, в двух «Адыгейских орфографиях» выброшены примеры со словами «Сталин» (примеры со словом «Ленин» остались!).

В брошюре «О принципах построения адыгейской орфографии» опущены конечный абзац и целая страница в середине русского текста (у Д.А.Ашхамафа содержание брошюры дано на русском и адыгейском языках). На опущенной странице Д.А. Ашхамаф критикует правила написания сложных слов, предложенные кабардинским грамматистом Борукаевым, а за опущенной страницей следуют слова Д. А. Ашхамафа: «Здесь мы имеем полнейшую непоследовательность и полнейшую путаницу», относящиеся к правилам того же Борукаева. В результате получается, что Д.А. Ашхамаф называет «полнейшей непоследовательностью и полнейшей путаницей» свое же мнение по орфографии сложных слов!

В этой же работе (и в «Истории черкесских алфавитов» - тоже) все примеры из адыгейского языка даны Д.А. Ашхамафом на латинской основе, но составители взяли да заменили латинский шрифт русским. Получилась нелепица, потому что до 1937 года адыгейское письмо базировалось на латинице, и Д.А.  Ашхамаф в 1934 году вел речь о переводе адыгейской письменности на русскую графику. А работа была адресована на «широкому активу трудящихся масс, научных и практических работников, учителей», которые при всем своем энтузиазме не смогли бы читать на еще не существующей письменности! А вторую часть брошюры, т.е. адыгейский текст на латинской основе, составители вообще не воспроизвели.

Там же где невозможна замена латинских букв, например, в «Сравнительной таблице алфавитов на русской и латинской основе», латинские буквы, приспособленные к адыгейскому языку с помощью диакретических знаков, составители нередко дают без этих знаков. Вдобавок некоторые буквы адыгейского алфавита так искажены, что их трудно узнать.

Первые издания работ Д.А.Ашхамафа часто снабжены примечаниями, составители добавили к ним и свои, но не указали, что принадлежит им, а что Д.А.Ашхамафу, поэтому возможно определить, от кого исходит примечание. И т.д.

Такое же отношение к Д.А. Ашхамафу составители демонстрируют и во вступительной статье. Пытаясь представить Д.А.Ашхамафа безусловным сторонником однодиалектной основы нашего литературного языка, они замалчивают одни его высказывания, другие высказывания переделывают по-своему.

Так, анализируя очерк «Краткий обзор адыгейских диалектов», отношению Д. А. Ашхамафа к диалектной базе они отвели две страницы, но ни словом не обмолвились о том, что Д. А. Ашхамаф в том же очерке признавал бжедугско – темиргоевскую основу литературного языка! Можно ли это назвать объективным научным анализом?

Как известно, кроме «Краткого обзора адыгейских диалектов», во всех работах, написанных соавторства с Н.Ф.Яковлевым до и после очерка, Д .А. Ашхамаф утверждает, что в основе адыгейского литературного языка лежит «бжедугско – темиргоевский диалект», на котором, добавляет он, «говорит большинство адыгейского населения области». А в данном очерке основой литературного языка он называет то «бжедугско – темиргоевский диалект».

Говоря о темирговской основе литературного языка, Д .А .Ащхамаф пишет: «Преобладанию темергоевских элементов, несомненно, способствует то, что этот диалект отличается большей фонетической простотой и является более завершенным в своем развитии продуктом слияния этих двух диалектов». Здесь после слов «этот диалект» К. Х. Меретуков и А. А. Шаов поставили в скобки   «бжедугско – темиргоевский диалект», даже не указав, как принято в науке, что это происходит от них самих, а не от Д. А. Ашхамафа, тем самым изменив смысл слов ученого. Эти слова не нуждаются в объяснениях, потому что Д. А. Ашхамаф, ведя речь о темиргоевских элементах, сразу же за этим пишет: «этот диалект». Значит, «этот диалект» - темергоевский. Несмотря на это, К. Х. Меретуков  и А.А. Шаов утверждают: «Следовательно, термин «бжедугско – темиргоевский диалект», с точки зрения автора, означает тоже самое, что и «темергоевский диалект». Но из произвольно переделанного текста может следовать что угодно!

В связи с позицией составителей по проблеме диалектной базы литературного языка встают вопросы: не пора ли признать показание фактов и согласиться с тем, что наш литературный язык покоится на бжедугско-темиргоевской основе? Зачем тянуть наш литературный язык назад к диалекту, превращая литературный язык из инструмента согласия и консолидации в орудие несогласия? И корректно ли приспосабливать наследие Д.А.Ашхамафа к племенному мышлению, если сам ученый много лет назад показал пример преодоления племенной ограниченности?

Итак, в рецензируемом сборнике немало недоработок, что не может вызывать чувства горечи. Теперь, чтобы изучить творчество первого адыгейского лингвиста, сначала нужно выяснить, где подлинный текст Д. А. Ашхамафа, а где «подправленный» составителями. Но это очень не просто сделать.

Он не только создавал научно – педагогические труды по адыгейскому (адыгским) языку, но и доносил успехи и перспективы изучения адыгейского языка и литературы до сознания народных масс, через печать.    Достаточно упомянуть название его статей в газетах и журналах, чтобы понять его роль в культурном, научно – педагогическом строительстве того времени.

Начиная с 1934 г. и до конца жизни (1946 г.)  Д. А. Ашхамаф создавал различные учебники, учебные пособия, школьные программы по фонетике, морфологии и синтаксису для различных классов адыгейской школы. Которые переиздавались десятки раз. Даже после смерти  ученого составляли и  издавали школьные учебники по адыгейскому языку другие авторы в соавторстве с Д. А. Ашхамафом. Это продолжалось  до 70 –х годов  XX  века. Однако, необходимо отметить и в наши дни большинство ученых и педагогов  обращается  к трудам основоположника адыгейского языкознания и первопроходца в создании учебно – методической  литературы  по адыгейскому языку  Дауда  Алиевича Ашхамафа.

Благодаря таким людям,  как Д. Ашхамаф  в Адыгее к началу 30 – х годов  XX века была в основном ликвидирована, безграмотность и к 40 – м годам  XX века Адыгея имела  уже солидарную литературу и лингвистическую базу. Первая академическая «Грамматика адыгейского  литературного языка», изданная в  Санкт – Петербурге и Москве в 1941 году, провозглашала уже, с полным правом, то, что адыги отныне имеют свой  литературный язык на базе фонетической системы,  темиргоевского  диалекта адыгейского языка, на котором издаются газеты, журналы, книги и работают школы, театры  и т. д.     

 Своей разносторонней деятельностью как ученый и педагог Д. А. Ашхамаф оставил глубокий след в научной и культурной жизни Адыгеи.   Ученый ушел из жизни 23 июля 1946 года, похоронен в Майкопе. В память о Дауде Ашхамафе,   названы  улица и средняя школа в родном ауле Хакуринохабль.


ХАТКОВ АХМЕД ДЖАНХОТОВИЧ

Основоположник письменной адыгской поэзии Хатков Ахмед Джанхотович, как свидетельствует его главное творческое наследие,  вошел в историю адыгской литературы как поэт, снискав себе славу первопроходца в национальной поэзии.    Родился 24 сентября 1901 года в ауле Хатажукай на территории современного Шовгеновского района Республики Адыгея Российской Федерации. Формирование его как человека шло в обычных аульских условиях. На него оказывали влияние простые, трудолюбивые аульчане, древние исторические песни о героических подвигах против угнетателей и другие памятники фольклора, быстрая и говорливая река Лаба, чей образ затем органично вошел в его поэзию («Река»), далеко виднеющиеся седые горы Кавказа и широкие родные просторы. Все это он впитывал в себя с детства, это оставило в его душе неизгладимый след.  Еще в мальчишеском возрасте Ахмед поступает учиться в одну из частных аульских школ.  В 1910—1912 гг. учился в частной школе, затем продолжил образование в духовной семинарии  в г. Уфе  и в Ставропольской  двухгодичной учительской семинарии, где преподавание велось на русском языке. Семинарист с увлечением изучал все предметы, которые преподавались там. Особый интерес он проявлял к русской литературе, к творениям великих классиков, чьи произведения стали для него подлинной творческой школой. Боле того, увлечение поэзией  А. С. Пушкина еще в те годы побудило его, затем стать переводчиком его произведений на адыгейский язык. Осуществив свою заветную мечту, т. е.  став учителем литературы, молодой А. Хатков возвращается в родную Адыгею с тем, чтобы заниматься в полную силу просвещением своего народа.

    В области просвещения одной из первоочередных задач в тот период  было обучение детей  родному и русскому языкам. В обращении Адыгейского (Черкесского) облисполкома ко всем гражданам области об этом говорилось: «… изучение как родного, так и общегосударственного языка является для всех детей школьного возраста обязательным, почему все дети школьного возраста обязаны посещать школу». Горячее желание сделать все, чтобы адыгейская школа стала на ноги,  с  установлением советской власти в 1917 году  и открытием школ в адыгейских аулах привело его в аул Габукай  Теучежского района. Двадцатилетний юноша там встретил человека, прожившего шесть десятков горьких лет. Это был  Цуг Теучеж. Сейчас, когда нет их в живых, невозможно восстановить разговор старого народного певца и молодого поэта. Но нет сомнения  в том, что говорили они о поэзии. Разве мог человек, чье неподкупное  слово несло народу правду, мужественно боролось против зла, насилия и темноты  прошлого несправедливого мира, человек, в конце жизни своей ставший свидетелем невиданных  преобразований, упустить случай поговорить  об этом с  прибывшим в его родной аул молодым учителем. Ахмед Джанхотович, встретившись с патриархом адыгейской народной поэзии, не мог умолчать о том, что его волновало.  Эта встреча с Цугом Теучежем на многое заставило его посмотреть  по –иному.

   В ауле Габукай  Ахмед Хатков вступает в Ленинский комсомол. Так совпало, что в один и тот же год  Ахмед стал комсомольцем  и   в 1923 году выступил со своими первыми стихами  « Красный воин» в газете «Адыгэ макъ» («Голос адыга») и оказалось поистине событийным. Это знаменательное начало имело в дальнейшем успешное продолжение — в печати все чаще стали появляться новые стихи молодого поэта.

    В 1923—1926 гг. Ахмед Джанхотович Хатков учился в Коммунистическом университете трудящихся Востока в Москве. Здесь он глубоко изучает  произведения  классиков марксизма – ленинизма, великой русской литературы, мастеров искусства, знакомится со многими известными писателями, посещает литературные кружки. Все это оказывает на его творчество самое благотворное влияние: шире становится круг проблем в его произведениях, выше – идейный и художественный уровень. Возвратившись в Адыгею, он активно включился в работу. Его  посылают на самые ответственные участки культурного строительства. Он работает директором и преподавателем Адыгейского педтехникума, заместителем редактора областной газеты на русском, затем – на адыгейском языках.

   В 20 – х годах как известно, только что закладывались основы адыгейской школы.  Разрабатывались на родном языке письменность, создавались первые буквари, учебники, учебно – методическая литература. Первый съезд Советской Адыгейской автономной области, состоявшийся 7 декабря 1922 года, отмечал: «… Адыгейскому областному отделу народного образования, начавшему свою деятельность со второй половины прошлого, 1921 года, пришлось создать свое дело  почти из ничего».     

   Много сил и энергии отдает Ахмед Джанхотович становлению  народного просвещения, составляет программы, учебники, учит будущих преподавателей, участвует в областной партийной конференции. Он воплощал свои педагогические и литературные знания в жизни, соединяя теорию с конкретными потребностями аульчан, страстно тянувшихся к грамоте, к знаниям. Написанный совместно с Темботом   Керашевым учебник по адыгейской литературе и составленная ими хрестоматия по этому учебнику сыграли тогда большую роль в преподавании  этой дисциплины. Он переиздавался  многократно, вплоть до 1938 года.

   Таким образом, создателями первых учебных программ, методической литературы, первыми авторами первых учебников  стали,  будущие писатели, а  А. Хатков – одним из первых учителей Адыгеи.  В этой напряженной работе он находит время и для поездки в самые отдаленные уголки Адыгеи, чтобы встретиться с тружениками, написать о них очерк, статью, стихотворение, помочь добрым советом молодым литераторам. Эти встречи во многом способствовали становлению таких талантливых молодых писателей,  как Герой Советского Союза Хусен Андрухаев, Мурат Паранук, Юсуф Тлюстен, Дмитрий Костанов, Киримизе Жане.

   Несмотря на то, что он начинал свой творческий путь с поэтических созданий, и впоследствии главным писательским делом его стала,  в самом деле поэзия, А. Хатков успешно выступал и в других литературных жанрах: создавал как прозаические, так и драматургические произведения, был прекрасным публицистом, писавшим остро и проблемно на актуальные темы.                   А. Хатков много сделал по организации и формированию адыгейской журналистики периодики, редактировал областные газеты на адыгейском и русском  языках,  особо следует подчеркнуть, что он стал первым в национальной литературе  переводчиком произведений А. С. Пушкина. Поэт активно собирал фольклорные материалы, создавал песни для детей, красноармейцев, тружеников полей.  

   А. Хатков был теснейшим образом связан  с национальной школой, которая тоже зарождалась и формировалась,  идя по непроторенным путям. Он преподавал литературу и другие предметы. Будучи поэтом – трибуном (а таковым его сделало время, в которое он жил и творил), А. Хатков свою творческую и педагогическую деятельность тесно связывал с потребностями общества в культурном строительстве. Его стихотворения и поэмы вызывали всегда живой интерес  у читателей и слушателей, особенно у литературной молодежи, на которую он оказывал благотворное влияние.   Об этой открытости поэта, о его умении идти в ногу с эпохой, всегда находиться в гуще событий говорилось в известном докладе Тембота  Керашева на первом съезде писателей и ашугов Адыгеи в 1936 году. 

    В двадцатых годах Ахмед Хатков создал много замечательных произведений:  стихи «Вечер», «Быль о трех девушках», « Красная косынка», «Речка», «Буду учиться в старости», рассказы «Жертва калыма», «Не обидим друг друга», «Рассказ  о князе Джеджуко». Были написаны и поставлены на сцене  Адыгейского Дома культуры в Краснодаре его драматические произведения. Вышли его книги «Жертва денег» и «Новое».

   На начальном этапе творчества А.Хатков пишет стихи, близкие по тематике и стилистике к фольклорным трудовым песням. Он создает цикл произведений: «Время сенокоса», «День урожая», «В месяц сенокоса» и другие. Но в них,  так или  иначе,  проникают отдельные картинки настойчиво наступающего нового времени — пусть пока в незначительных деталях. Поэт словно не может вырваться из мира конкретных представлений труженика-крестьянина и обращается к тематике, которая непосредственно связана с крестьянскими заботами.

   Однако от глаз поэта не ускользают приметы времени. Перемены в ауле он показывает через отношение людей к труду. Здесь он прибегает к различным выразительным поэтическим деталям, передающим его настроение. Например, крестьяне, готовясь к косьбе, приводят в порядок свои главные орудия труда — точат косы , от чего во всем ауле раздаются привычные звуки точилок, словно стройные мелодии еще неспетых новых песен. С одной стороны, это трудовые мелодии, отсюда и родилось название первого сборника стихов поэта — «Мелодии», с другой — символ вечности жизни, ее непрерывного движения. Трудовое сознание крестьян заметно меняется, когда в их обычный быт врывается, как сказочный конь, неизвестная им дотоле техника — трактор («Трактор»).

    Благодаря обновлению жизни и натиску на старые устои А.Хатков начинает испытывать жанровую узость «трудовых» стихов, в которых главным компонентом является хроникальная, сугубо аульская тематика или даже информация дня. Небольшие по объему и ограниченные традиционными приемами, они уже не удовлетворяют поэта.

Талант Ахмеда Хаткова глубоко и многосторонне   раскрывается в тридцатые годы. Он — автор ряда сборников поэтических и прозаических произведений.  Из творческого наследия поэта пока известны три прозаические произведения, три рассказа: «Жертва денег», «Не потеряем друг друга», «Глупость князя Джеджуко», одно драматическое – пьеса «Чилапий».  С 1934 года — член Союза писателей СССР и вместе с Темботом Керашевым участвует в работе его первого Всесоюзного съезда. С этого года и до конца своей жизни он являлся ответственным секретарем Адыгейской писательской организации.  

   В 30 годах А. Хатков в  условиях больших экономических и  социальных перемен, неуклонного роста культуры народа совершенствуется художественное мастерство поэта. Его тянет к большим эпическим произведениям, Взору его  предстают уже не отдельные картины борьбы нового мира со старым, а огромная панорама обновленной жизни.  Он не может уже ограничиться показом отдельных, разрозненных картин действительности. Поэт всем предыдущим творчеством подготовлен к этому. Оно дало ему возможность совершенствовать свое мастерство, что позволяет выйти из рамок стихотворений, рассказов и песен – эти жанры стали для него тесными.  Так, в его творчестве зарождается  совершенно закономерно новый для него жанр – лиро – эпическая  поэма.  

   За шесть лет напряженной работы А. Хатковым были написаны четыре поэмы: «Кто погибает, куда мы идем» («Хэта к1одырэр, тыда тызэк1урэр»),   «В сакле свет», «Живи, человек!», «Зулиф», «Кот- хаджи».

   Поэма «Кто погибает, куда мы идем» построена как историческое и как современное произведение. Таким образом, композиционным стержнем поэмы становится  противопоставление прошлого и настоящего.  Анализируемая поэма вошла в историю  адыгейской литературы  как произведение, отразившее идеологию борьбы  нового со старым, идеологию защиты, сохранения национального. Поэма «Кто погибает, куда мы идем» посвящена десятилетию автономии Адыгеи.

    Поэма «Живи человек!»  написана Хатковым после посещения им вместе с Темботом Керашевым  Николая Островского. Адыгейских писателей привело к нему очень важное обстоятельство: они были в числе переводчиков романа Н. Островского «Как закалялась сталь» на родной язык. Переводу этого произведения придавалось большое значение, общественность и руководители области проявляли постоянно интерес  к ходу работы над ним.  И когда она была завершена,  Н. Островский получил перевод из рук  А. Хаткова  и Т. Керашева. Автор « оценил это с точки зрения величайшего исторического значения культурного расцвета возрожденных малых национальностей…»  Но не менее были восхищены мужеством, неутомимой волей к борьбе и жизнелюбием прикованного к постели Н.Островского и сами писатели. Беседы с ним  по вопросам развития литературы, литературного процесса в стране, мастерстве писателя  проходили очень живо. Тогда у Хаткова и родилась идея написать поэму о человеке – борце «Живи, Человек!» Тема ее – Человек!  - не раз поднималась в его творчестве. Например, в таких стихотворениях, как «Колхозная песня», «Красная косынка», «Дай руку» и в других.   В ней,   поэтому утверждается мысль, что человек только тогда может быть властелином земли и своего счастья, когда он свободен.  Рассказ ведется стариком, прожившим тяжелую, рабскую жизнь, благодаря этому хорошо знающему теперь цену человека. Утвердившись в сознании, что дороже и ценнее  Человека нет ничего на свете, проживший такую жалкую, нищенскую жизнь, уверенно заявляет в самом начале поэмы: «Живи, Человек, - это прекрасно!»  Образ старика имеет большое значение в раскрытии основной мысли произведения  - мысли о человеке. Хотя он не имеет даже имени, как в романтическом произведении, он воспринимается как реалистически созданный образ.  

    Ахмед Хатков вызывал уважение не только своим творчеством, короткую свою жизнь он прожил  по – человечески, честно, благородно, вызывая у всех, с кем бы ему не доводилось встречаться и работать, чувство симпатии  и глубокого уважения. Однако свое высокое назначение поэта и человека Ахмеду Хаткову приходилось реализовывать в столкновении со многими противоречиями.

   С одной стороны, неустанная литературная и общественная деятельность, всеобщее признание его творческих достижений. С другой ,   явное тайное преследование поэта за то, что он якобы социально неблагонадежен (отец – влиятельный религиозный деятель).  Результат – исключение из партии.

   Ахмед Хатков начинает чувствовать незащищенность  своего положения, хотя внешне оно выглядело вроде бы более благополучно. Это противоречие объективно привело Ахмеда Хаткова к заметному отходу от  того, что им в двадцатые годы было освоено. Поэтому приходилось искать темы и идеи, соответствующие изобразительные средства. Благодаря этим поискам в нашей поэзии стал складываться литературный жанр оды.

   В  творчестве Ахмеда Хаткова переводческая работа занимала большое место, связанное с творчеством А.С.Пушкина. Начал он переводить  отдельные стихотворения русского поэта для школьных учебников. Тщательно подбирал произведения в образовательных целях – «Зимний вечер», «Кавказ» и др. Затем А. Хатков приступил к переводам более крупных эпических произведений («Кавказкий пленник», «Полтава» и др.). Переводы произведений  А. С. Пушкина приобрели для адыгейского поэта высокий творческий и эстетический смысл.    Под влиянием переводов А.С. Пушкина росло, приобретало новые стилистические и жанровые  качества, собственное творчество поэта – появились другие интонации, композиционные, сюжетные построения,  глубже осмысливалась современная тематика.  Можно проследить, как росло переводческое мастерство А.Хаткова от первых переведенных им стихотворений  до крупных  произведений. Все, что было переведено Ахмедом Хатковым на родной язык,  было собрано и издано в 1939 году, к 140 – летию со дня рождения гения русской поэзии А.С. Пушкина.

   Не все успел сделать А. Хатков из того, что им было задумано – рукописи перевода романа «Евгений Онегин»  в период оккупации города Майкопа были уничтожены немцами. Но и то, что поэт успел сделать в этой области, сыграло немалую роль в становлении и развитии адыгской литературы.

   Творческая деятельность Ахмеда Хаткова длилась  всего 14 лет. За свою короткую и яркую жизнь он создал немало самобытных художественных произведений. Он прошел трудный путь как поэт от детской колыбели письменной поэзии до зрелых  поэтических произведений.  Поэт был тесно связан со своим народом, преданно ему служил своим талантом. Результаты его творческой деятельности говорят о том, что он не был безразличен к тому, как и в какую сторону развивается адыгейская поэзия.  Таким образом , Ахмед Хатков внес значительный вклад в становление и развитие молодой адыгейской поэзии и в целом в литературу. Традиции, заложенные им в процессе большого труда, продолжали его современники М. Паранук,  А. Евтых и другие.  Особенно в послевоенный период и в наше время традиции А. Хаткова стали развиваться в адыгейской поэзии более интенсивно.

   Поэт прошел короткий путь, скоропостижно оборвалась его жизнь 23 декабря 1937 года. Он прожил всего 36 лет.

   Народ помнит о нем, читает его стихи, поет его песни. С 2000 года К 100-летию А. Хаткова его имя присвоено средней школе в ауле Хатажукай.  Он оставил богатейшее наследие адыгейскому народу, он жил и творил в самый тяжелый период времени, но, несмотря на это, не отступил, не испугался, а свое творчество отдал в дар своему народу.

  Республика Адыгея, Шовгеновский район, где он родился, всегда помнят поэта, ведь он живет в своих  замечательных стихах и произведениях.  

Избранные произведения

  • «Быль о трёх девушках» (1926)
  • «Мелодии» («Пщыналъ», 1931; сборник)
  • «Часовой» (на рус. яз. 1935)
  • «Учение Ленина — наше оружие» (1931)
  • «Наш Ленин» (1936)
  • «Жертва денег» (1928)
  • «Кто погибает, куда мы идем?» (1931, в рус. пер. — «Свет в сакле», 1939)
  • «Живи, человек!» (1937)
  • Хатков А. Д. Дай руку : Стихи и поэма : [К 80-летию со дня рождения] / Пер. с адыг. — Майкоп: Краснодар. кн. изд-во, 1981. — 159 с. — (Содерж.: Стихи; В сакле свет: Поэма). — 5000 экз.
  • Хатков А. Д. Мужество : Стихи / Пер. [с адыг] Г. Каца. — Ростов н/Д: Ростиздат, 1938. — 66 с.

Переводил произведения А. С. Пушкина — поэмы «Кавказский пленник», «Цыгане», «Полтава» и другие. Переводы были изданы в 1937 году.

Память

К 100-летию А. Хаткова его имя присвоено средней школе в ауле Хатажукай.


МАМГЕТОВ КАСИМ ЮСУФОВИЧ

 

 Врач Касим Юсуфович Мамгетов родился 31 мая 1941 года в ауле Джеракай Шовгеновского района Адыгейской автономной области. Образование высшее, закончил Кубанский государственный медицинский институт им. Красной Армии в 1970 году, по специальности врач – лечебник.
Работал в должности врача – интерна Адыгейской областной больницы, затем – главным врачом Шовгеновского района. Почти 20 лет К. Ю. Мамгетов возглавлял здравоохранение республики, с 1977 года в должности заведующего Адыгейским областным отделом здравоохранения, с 1992 года – Министра здравоохранения. Внес значительный вклад в укрепление материально-технической базы медицинских учреждений, улучшение лечебно- диагностического процесса, подготовку и повышение квалификации медицинских кадров.
К. Ю. Мамгетов в 1996 году успешно защитил диссертацию, стал кандидатом медицинских наук. Им опубликованы десятки научных работ, в том числе монография. По его инициативе и непосредственном участии в г. Майкопе был открыт Адыгейский филиал Кубанской государственной медицинской академии, который он возглавил в 1999 году. Здесь обучается в настоящее время свыше 400 студентов. Создано также отделение повышения квалификации работников со средним медицинским и фармацевтическим образованием.
Одновременно К. Ю. Мамгетов заведует кафедрой общественного здоровья и организации здравоохранения. За большой вклад в охрану здоровья населения республики в 1981 году он награжден орденом «Знак почета», а в 1996 году ему присвоено звание «Заслуженный работник здравоохранения Адыгеи». Указом Президента РА от 1 июня 2001 года директор Адыгейского филиала Кубанской государственной академии Мамгетов Касим Юсуфович за заслуги перед Республикой Адыгея, значительный вклад в охрану здоровья населения, подготовку высококвалифицированных медицинских кадров, многолетний добросовестный труд награжден медалью «Слава Адыгеи».


КУВАЕВ ХАЗРЕТ ШАБАНОВИЧ

КУВАЕВ ХАЗРЕТ ШАБАНОВИЧ мастер спорта СССР международного класса по дзюдо (1982). Хазрет Шабанович Куваев родился 20.08.1958 , в ауле Шовгеновский, РА – мастер спорта СССР международного класса по дзюдо (1982). Окончил факультет физвоспитания АГПИ (1979). Неоднократный чемпион области и Краснодарского края по самбо и дзюдо. Серебряный призер чемпионата СССР по самбо (1979). Абсолютный чемпион СССР по борьбе дзюдо (1983). Неоднократный победитель и призер международных турниров по самбо и дзюдо на Кубе, в Японии, Венгрии, Голландии, ГДР, Италии (1982-1986).


АЧЕРДАН НУХОВИЧ АБРЕГОВ

Ачердан Нухович Абрегов родился 24.07.1941 аул Хатажукай,Шовгеновского района РА ) - ученый – языковед. Доктор филологических наук (2000), профессор. Окончил Тбилисский государственный ун-т (1963). В настоящее время зав. кафедрой общего языкознания в АГУ . Научные интересы: лексикология, семасиология, словообразование и этимология абхазско- адыгских языков. Автор около 50научных работ, в том числе « Исследования по лексике и словообразованию адыгейского языка» ( Майкоп, 2000). Под его общим руководством вышел «Словарь русской лингвистической терминологии» (Майкоп, 2003).


 

МЕРЕТУКОВ САГИД МАРЗАКАНОВИЧ

Спортсмен, заслуженный мастер спорта. Чемпион СССР по борьбе самбо Сагид Марзаканович Меретуков родился 02.09.1961 аул Хакуринохабль, Республика Адыгея. Заслуженный мастер спорта. Чемпион СССР по борьбе самбо (1985); двукратный обладатель кубка СССР (1985 и 1991); победитель международных турниров в Москве, Болгарии и Италии; обладатель Кубка мира 91983);чемпион мира 1985). Он обладает огромной силой воли, внутренней энергией и непоколебимым стремлением к победе. Таким мы знаем мастера спорта международного класса, чемпиона мира Сагида Меретукова. Этот синеглазый, небольшого роста стройный мужчина немногословен. Каждая его фраза – законченная мысль. Каждое движение на ковре – мгновенно продуманное действие. Не тратить попусту время, не размениваться по мелочам – вот его жизненное кредо. За добрый, чуткий характер Меретукова искренне уважают. К нему прислушиваются, дорожат его мнением, его хорошо знают, что у Сагида всегда открыта душа, он не терпит зла и обмана.
Сагид Меретуков сейчас уже сам тренирует ребят, свой богатый опыт передает молодым борцам.


БЕДЖАНОВ МУРАТ БЕЗРУКОВИЧ

Ученый - историк Мурат Безрукович Беджанов родился 10.09.1930, а Пшизов, РА-ученый-историк, кадровый руководящий работник. Доктор исторических наук, академик АМАН. Окончил Майкопское педагогическое училище, АГПИ (1955), Высшую партийную школу при ЦК КПСС (1971). Занимал разные должности в органах печати: начальник областного агентства « Союзпечать» (1963- 1968), директор Адыгейского областного полиграфического объединения «Адыгея». Имеет более 100 публикаций, в том числе: «Интернационализм и братство» (1986), « Развитие национальных отношений на современном этапе» (1990), «Турция далекая и близкая. Взгляды дипломата»(1997), «Генерал Султан- Гирей Клыч» (2002), «Патриотизму альтернативы нет» (2004). Избирался депутатам Верховного Совета(1992-1995), Майкопского городского Совета ( неоднократно). Заслуженный работник культуры РСФСР(1978). Орден «Знак Почета» (1986), медали.
В науке М.Б. Беджанов проявил незаурядные способности, издал монографии и несколько книг по проблеме межнациональных отношений на Северном Кавказе, стал одним из ведущих специалистов в этой области.
М. Б. Беджанов и сегодня продолжает научную и общественную деятельность, работает ведущим научным сотрудником Адыгейского института гуманитарных исследований.
За большой личный вклад в создание материально- технической базы полиграфии, активную общественно-политическую деятельность, укрепление гражданского мира и межнационального согласия в республике Адыгея Мурат Безрукович Беджанов Указом Президента РА награжден медалью «Слава Адыгеи».


МУХАМЕД –ВАЛИ ( АМИН) –ШУМАФОВИЧ ТУОВ

Мухамед –Вали ( Амин) –Шумафович Туов родился в аул Мамхег, 16 сентября 1924 г. (23.08.2019г.) Широко известном в Адыгее и за ее пределами человеком. Абсолютное большинство людей знает его как Амина Шумафовича, до ухода на пенсию проработавшего 23 года проректором по заочному обучению Адыгейского государственного пединститута. Через его добрые руки и чуткое сердце прошли обучение и получили высшее образование многие сотни и тысячи учителей Адыгеи, Краснодарского края , других регионов страны. Амин Шумафович прошел большой и славный жизненный путь. Проработав всего четыре месяца после начала Великой отечественной войны, он не захотел оставаться на территории оккупированной фашистами, и вместе с Кошехабльским партизанским отрядом ушел в горы. После освобождения Адыгеи от фашистских захватчиков Амин Шумафович заведовал военно-учетным столом Кошехабльского райвоенкомата, потом стал курсантом Орджоникидзевского пехотного училища. Закончив учебу, ушел на фронт, до конца войны командовал стрелковым взводом. Его боевые подвиги отмечены орденами «Красной Звезды», «Отечественной войны II степени», медалями: «Партизану Отечественной войны II степени», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», «За взятие Будапешта», «За победу над Японией». Последняя медаль свидетельствует о том, что после капитуляции Германии Амин Шумафович в составе Советских войск принимал активное участие в разгроме милитаристской Японии. После окончания войны Амин Шумафович вернулся в Кошехабль. Его избрали секретарем райкома комсомола. Через два года направили на учебу в Центральную комсомольскую школу при ЦК ВЛКСМ. Закончив ее, он был избран заместителем председателя Кошехабльского райисполкома.
В это время он завершает учебу в Московском государственном университете им.Ломоносова. и его избирают ответственным секретарем Адыгейской областной организации общества «Знание». С 1997 года является членом Совета старейшин при Президенте Республики Адыгея, а с 1998 года – заместителем его председателя. Мухамед – Вали Шумафович Туов Указом Президента РА награжден медалью «Слава Адыгеи».
К сожалению, он не дожил до своего 95 - летнего юбилея.


ЛОЗОВ ВАСИЛИЙ САВЕЛЬЕВИЧ

 Герой Советского Союза
Василий Савельевич Лозов родился 9 октября 1916 года на хуторе Михайлов Шовгеновского района в семье крестьянина. Образование среднее. Член КПСС с 1945 года. Работал киномехаником в Баку. В Советской Армии в 1937-1939 годах и с 22 августа 1942. В Великой Отечественной войне с 20 марта 1943 года. Воевал командиром орудия на Воронежском и Степном фронтах. Звание героя Советского Союза присвоено 26 октября 1943 года. Награжден орденами Ленина, Отечественной войны 1-й степени, медалями. С 1945 года младший лейтенант В. С. Лозов – в отставке. 
Жил в Баку. Умер 6 октября 1992 года. 
Похоронен в Баку.


ТЛЕВЦЕЖЕВ ХАДЖЕРЕТБИЙ ТАТУОВИЧ

Заслуженный журналист Республики Адыгея, Почетный гражданин Шовгеновского района. Хаджеретбий Татуович Тлевцежев родился 25 ноября 1933 г.в а. Мамхег, Шовгеновского района, РА. Пришел он в газету в конце 50-х годов с дипломом Адыгейского государственного педагогического института. После нескольких лет работы в областной национальной газете «Социалистическэ Адыгей» ( ныне «Адыгэ макъ») Обком КПСС направляет молодого журналиста в аул Хакуринохабль на редакторскую должность в открывающуюся заново районную газету. В ноябре 1966 года молодой посланец партии возглавил газету «Заря», и уже в первый год его редакторства читатели стали называть «районку» «нашей «Зоренькой». Подтверждением любви читателей к «Заре» был растущий год от года ее тираж. С активной помощью тогдашних секретарей райкома партии Р.С. Хуако и Р. К. Меретукова в короткие сроки редактор создает неплохую материально-техническую базу, строит газетный цех в ауле Хакуринохабль и сплачивает творческую команду. Четыре года – с ноября 1966-го по ноябрь 1970 года Х.Т.Тлевцежев был редактором Шовгеновской районной газеты «Заря», затем долгое время работал на Адыгейском радио, в последние годы успешно трудился в республиканской газете «Адыгэ макъ» заведующим отделом, ответственным секретарем, редактором отдела. Известный публицист-очеркист, имеет несколько изданных книг, написал целую серию очерков о своих именитых земляках. Шовгеновцы внимательно следили за творчеством своего земляка, по праву считают его своеобразным летописцем истории родного аула Мамхег.


АБРЕГОВ АЛЬМИР НУХОВИЧ

Альмир Нухович Абрегов родился 25.11.1945, в ауле Хатажукай, Шовгеновского района РА, ученый- историк, общественный деятель. Окончил КБГУ. С 1970-1973- преподаватель иностранных языков в АГПИ, а затем работал литсотрудником газеты «Маяк» Майкопского района ААО, В 1973-1975 учился в аспирантуре Института истории, археологии этнографии им. Джавахишвили Академии наук Груз. ССР. С 1976 работает ученым секретарем Абхазского госмузея в г. Сухум. С 1988-директор Адыгейского областного краеведческого музея (ныне Национального музея РА). В 1989-1990- заместитель, в 1991-1994 председатель Совета общественно- политического движения Адыгэ- Хасэ Республики Адыгея. Был членом координационного совета Ассамблеи горских народов Кавказа(1989) и членом Совета МЧА.


МЕРЕТУКОВ ГАЙСА МОСОВИЧ

 Гайса Мосович Меретуков родился 20.11.1951, аул Хакуринохабль, РА – ученый-юрист, педагог. Доктор юридических наук(1995), профессор (1996), академик АМАН, заслуженный деятель науки Кубани, полковник. 
В 1984 окончил Академию МВД. С 1984 – преподаватель, а с 1987 – начальник юридической школы МВД. С 1994 – начальник кафедры уголовно-правовых дисциплин Краснодарского юридического института МВД, зам. начальника института по научной работе, одновременно по совместительству – зав. кафедрой криминалистики юридического факультета Кубанского аграрного института. Опубликовал более 120 работ, в том числе монографии: «Уголовно – правовые проблемы с наркобизнесом» (Краснодар,1994), «Криминалистические проблемы борьбы с наркобизнесом, совершаемые организованными преступными группами» (М.,1995). «Судебные экспертизы. Учебное пособие» (Краснодар, 1933) и др.


ДАВЛЕТ МУХАДЖЕРИЕВИЧ МЕРЕТУКОВ

Давлет Мухаджериевич Меретуков родился 13.11.1929, аул Хакуринохабль, РА – художник – монументалист, график-живописец. Член Российского и Московского союза художников, народный художник Республики Адыгея, лауреат муниципальной премии им. братьев Соловьевых. Окончил Московское художественное училище им.1905 года (1955), затем Московский художественный институт им. В.И.Сурикова, факультет станковой живописи. В 1967, после окончания института был принят на работу в Московский комбинат монументально-декоративного искусства, где проработал да 1992, в том же году переехал в г.Майкоп. За годы работы создал и выполнил ряд работ монументального характера – в Москве, Майкопе, Севастополе, Сочи, Черкесске, Загорске и других городах. Участник и дипломат выставок художников –монументалистов Москвы. Особое место в творчестве художника занимает культура адыгского народа. Об этом свидетельствуют многие монументальные и графические работы, исполненные в Майкопе. Это витражи, настенный рельеф по мотивам нартского эпоса (Автовокзал, Дом быта), мозаичное панно(Музыкального училища), стела у въезда в г.Майкоп, оформление ресторана «Адыгея», памятник павшим в Великой отечественной войне, интерьер столовой (фирма «Дружба») центральный вход в городской парк. Автор иллюстраций к «Адыгским народным сказкам» (1958), «Народному орнаменту адыгов»(1960), семитомнику нартского эпоса «Нартхэр» (1968). Автор герба Республики Адыгея. Образ нарта Саусырыко, созданный художником в качестве эмблемы Кавказа отражен на бланках кафедры по подготовке кавказологов в Чикагском университете. В конкурсе, проведенном Международной черкесской ассоциацией, эскиз эмблемы, МЧА выполненный Меретуковым, признан лучшим.


АУТЛЕВ МАЛИЧ ГАЙСОВИЧ

АУТЛЕВ МАЛИЧ ГАЙСОВИЧ ( ученый, доктор исторических наук, профессор, 
заслуженный деятель науки
Республики Адыгея и Кубани). Малич Гайсович Аутлев родился 8 ноября 1917 в ауле Хакуринохабль Майкопского отдела Кубанской области в трудовой крестьянской семье. 
После установления Советской власти в Адыгее в ауле Хакуринохабль была открыта школа, куда определили М. Аутлева. Учился хорошо, увлекался чтением, даже пробовал писать небольшие рассказы. Заметив способность племянника, дядя Мос отправил его учится в Темиргоевскую школу, расположенную в десяти километрах от родного аула на правом берегу реки Лабы. 
Окончив старшую подготовительную группу, юный Аутлев был зачислен в Педагогический техникум в Краснодаре. 
В 1932 году М. Г. Аутлев поступил на химико- биологический факультет Краснодарского государственного педагогического института, но вскоре покинул его по собственному желанию. 
В 1934 году, блестяще сдав экзамены, стал студентом физико-математического факультета краснодарского пединститута. 
В 1939 году получил новое назначение в Кошехабльском районе – должность директора Ходзинской средней школы. Отсюда был направлен в ряды Красной Армии, где застала его война. Прошел путь от младшего политрука до военного комиссара. Участвовал в боях на Украине и в обороне Москвы, воевал на Западном и Юго-Западном фронтах. 
Награжден многими боевыми наградами.
М. Г. Аутлев много внимания уделял подготовке и воспитанию молодых научных кадров. Являлся членом совета по защите диссертаций Адыгейского государственного университета. 
Наряду с научной и преподавательской деятельностью профессор Аутлев вел большую общественную работу. Являлся председателем правления Краснодарской краевой общественной организации « Адыгэ хасэ». Принимал участие в работе Совета по науке и культуре при главе Администрации Краснодарского края. Был делегатом IV конгресса Международной черкесской ассоциации.
За заслуги в научно – педагогической деятельности, большой вклад в изучение истории Адыгеи в 1993 году Маличу Гайсовичу Аутлеву присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки Республики Адыгея». М.Г. Аутлев умер 14 июля 2001 года.


 

Фраза дня

Библиотеки - это сокровищницы всех богатств человеческого духа.
Яндекс.Метрика